Эскимосы: общие сведения — Электронная библиотека «Этноконфессиональное пространство России»

Самоназвание эскимосов югит, югыт, юит «люди», «мужчина», юпигит «настоящие люди». Современный этноним от эским анцик  «едящие сырое мясо» (алгонкин.). Русские называли эскимосов «сидячими», «пешими» чукчами. В 1931 г. была попытка, по аналогии с другими народами Севера, ввести производный от самоназвания этноним юиты, но он не прижился, и в 1938 г., вновь вернулись к традиционному. Эскимосов, живущих на территории России, называют азиатскими. Расселяются на территории Чукотского АО.

Численность по переписям: 1897 г. — 1307,  1926 г. — 1293,  1959 г. —  1118, 1970 г. — 1308, 1979 г. — 1510, 1989 г. — 1719.

Эскимосский язык входит в эскимосско-алеутскую языковую семью. Длительность контактов эскимосов с коряками и прежде всего с чукчами, привела к взаимопроникновению значительного объема лексики, элементов морфологии и синтаксиса.

Антропологически, эскимосы, наряду с чукчами, коряками и ними контактами арктических монголоидов с тихоокеанскими. Основные черты арктической расы представлены на северо-востоке Сибири в палеоантропологическом материале рубежа новой эры.

История эскимосов связана с проблемами их родства с алеутами и формированием приморских культур Чукотки и Аляски. В первом случае устанавливается достаточно глубокое генетическое родство эскимосов и алеутов в виде протоэкимосской-протоалеутской (эскоалеутской, протоэскимосо-алеутской) общности локализованной в зоне Берингова пролива, либо на юго-западе Аляски, из которой эскимосы выделяются в IV-II тыс. до н.э.                     

Начальный этап формирования эскимосов связывается с изменением экологической ситуации в районах Берингии с нач. II тыc. до н.э., в результате чего, складываются основные элементы культуры, характерные для них. В это время в Арктической Америке и на Чукотке формируются т.н. «палеоэскимосские культуры», ительменами, образуют материковую группу популяций арктической расы, отличающуюся от континентальных североазиатских монголоидов, что связано с древимеющие аналогии с камчатскими и алеутскими, что указывает на общность процесса сложения приморских традиций народов северо-востока Азии и Северной Америки.

Дальнейшее развитие этой культурной традиции прослеживается в эволюции ее локальных и хронологических вариантов. Оквикская стадия (побережье и о-ва Берингова пролива, I тыс. до н.э.) отражает процесс взаимодействия континентальной культуры охотников на дикого оленя и культуры морских зверобоев. Усиление роли последней фиксируется в памятниках древнеберингоморской культуры (первая пол. I тыс. н.э.). С VIII в. на  северном и восточном побережье Чукотки получает распространение берниркская культура, центр которой располагается на северном побережье Аляски. Она наследует предыдущие приморские традиции, а ее сосуществование с поздними этапами древнеберингоморской и ранними последующей пунукской, позволяет рассматривать ее как одну из локальных общностей эскимосов. На юго-востоке Чукотки древнеберингоморская культура переходит в пунукскую (VI-VIII вв.), которая демонстрирует расцвет китобойного промысла и в целом культуры морских зверобоев Чукотки. Современный  облик  культуры  эскимосов сформировался под влиянием традиции Туле (рубеж I-II тыс.), имеющей гренландско-канадское происхождение.

Последующая этнокультурная история эскимосов тесно связана со сложением общности береговых чукчей, которые вошли с ними в контакты в нач. I тыс. н.э. Этот процесс носил ярко выраженный интеграционный характер, что нашло выражение во взаимопроникновении многих элементов традционно-бытовой культуры при формировании основ культуры береговых чукчей под влиянием эскимосов. Для последних, взаимодействие с береговыми чукчами открыло возможность широких контактов с населением тундры и в целом, участия в процессе общественного разделения труда на территории Чукотки.

Культура эскимосов исторически формировалась как приморская. жизнеобеспечивающей основой которой был морской зверобойный промысел. Достаточно разнообразны и специализированы были способы и орудия промысла моржей, тюленей и китообразных. Подсобными занятиями были сухопутная охота, рыболовство и собирательство. В материальной культуре эскимосов, с распространением чукотской яранги, наблюдается утрата традиционных типов жилища, в одежде, сохранение «глухой» системы кроя, а  в  материале,  шкур морских животных и птичьих шкурок, традиционных средств передвижения.

Состояние и динамика культуры современных эскимосов характеризуется усилением ее интеграции с чукотской.

Жилище. II тип — наземные. Гренландские иглу — снежные жилища. Сооружается из ледяных блоков. В жилище ведет длинный, узкий и низкий вход — для удержания тепла. Освящение и тепло — от жировой лампы.

С ХVIII в. стали строить современные яранги — мантыгак — типа чукотской береговой яранги. Они — наземные с кровлей из моржовых шкур и пологом из шкур оленя. В основании имели круглую форму и внутри состояло из двух отделений — натыка — холодная часть и агра — теплый меховой полог. Основание такого жилища — частокол из деревянных или костяных столбов, которые обкладывались дерном или обтягивались моржовыми шкурами. Концы боковых столбов соединялись обручем, который служил основанием для концов жердей, образующих остов крыши. Верхние концы жердей остова скрещивались, стягивались ремнем и опирались на основной столб каркаса — атанык. Карас крыши обтягивался моржовыми шкурами или брезентом. Передняя часть натыка служила для хранения охотничьего снаряжения и хозяйственных принадлежностей. В зимнюю непогоду и по ночам в натыке находились собаки. Пол холодной части ничем не застилался.

Агра — теплое жилое помещение зимней яранги — меховой навесной полог, закрепленный на небольших столбах, поверх которых — деревянная рама. В пологе — пол из высушенных моржовых шкур, который стелился на основание из травяных или мховых матов. Полог шился шерстью наружу. Передняя его часть — незакрепленная внизу полость. Величина полога — от 6 до 12 м.кв. Освящался и отапливался полог глиняными жирниками, которые заправлялись топленым нерпичьим жиром и фитилями из мха. Количество жирников — от 2 до 4. Во входной части полога укладывался деревянный брус — на ночь покрывался шкурами — служил изголовьем для спящих.

Люди обычно снимали меховые одежды и оставались в пологе голыми. Только у взрослых мужчин и женщин — на бедрах узкая повязка. Это потому, что меховая одежда, находящаяся на голом теле, в теплом помещении становилась влажной, и в ней нельзя было выйти на мороз. На ночь одежда вывешивалась для просушки в верхней части полога. Жирники давали достаточно количество тепла, чтобы быть в пологе голыми.

Летом перебирались в более легкие летние жилища — шалаш из жердей, обтянутых кожей. Переход в летние жилища был обязателен для всех жителей поселка. С наступлением оттепелей земляной пол зимних жилищ становился сырым и грязным. Кроме того, скапливались отходы от разделки тюленей, от собак. На лето зимние яранги разбирались. За летнее время место проветривалось и высыхало.

Средства передвижения. Основные средства передвижения по воде — каяки и байдары, по суше — нарты для собачей упряжки.

Каяк — небольших размеров узкая лодка. Легкий деревянный каркас со всех сторон обтянут тюленей кожей. Длина каяка — около 5-5,5 м., ширина — 40-45 см. Сверху — отверстие для охотника. Охотник надевал специальный водонепроницаемый костюм из нерпичьих шкур. Кожух охватывал охотника. В случае падения — легки мог поднять движением туловища. Как можно раньше осваивать каяк — с 6-8 лет мальчики пользуются отцовским, с 10-12 лет — уже свой. Каяк более распространен у гренландских и американских эскимосов. У азиатских — больше байдара — так как Берингов пролив более бурный, чем фьорды. Кроме того — преобладание коллективной охоты на крупного морского зверя — кита и моржа.

Байдара — легкая, быстроходная и устойчивая лодка. Деревянный каркас обтянут моржовой шкурой. Открытые плоскодонные. Байдары для охоты на крупного зверя вмещали от семи до девяти охотников. На ней можно было установить парус. Для дальних поездок на места обмена с чукчами и коряками применялись огромные байдары — 15 м. в длину — до 4 тонн груза и до 25 пассажиров. Позже использовали моторы, от американцев — вельботы.

Единственный сухопутный транспорт — собачий. Нарта. В нарту — от 8 до 12 собак. У азиатских эскимосов — цугом, попарно, у канадских и гренландских — веерообразно. Управляли собаками голосом. Тормозили нарту остолом — палкой с железным наконечником. Обучение ездовых собак требовало большого опыта и умения. Особую ценность представляли собаки-передовики, исполняющие команду каюра (погонщика). Обучение передовиков — с 6-7-месячного возраста и продолжается до года. Кормили салом и мясом морских зверей. Хорошая упряжка в 10-12 собак могла везти на далекие расстояние 200-300 кг груза.

Также из моржовых клыков — санки — для ручной клади.

Орудия охоты и домашняя утварь. Гарпун — замечательное орудие морского промысла. Состоял из древка, наконечника со вставным копьецом и зазубриной, продольного отверстия для втулки, поперечного отверстия для гарпунного ремня, стержня втулки, соединяющего древко  с наконечником, гарпунного ремня, поплавка из надутой нерпичьей шкуры, прикрепленного к концу ремня. При бросании гарпуна копьецо вместе с наконечником вонзалось в тушу зверя, отделялось от древка при натягивании гарпунного ремня. Наконечник повертывался поперек раны и тем самым удерживал добычу на ремне. В конце ХIХ в. по образцу эскимосского гарпуна были изготовлены металлические китобойные гарпуны. Поплавок изготовлялся из нерпиичьей шкуры, снятой целиком (только с одним разрезом на голове. Шкура выделывалась и надувалась воздухом) При охоте на кита привязывали несколько поплавков.

Были лук и стрелы. Наконечники — разной формы.

Для ловли на птиц — бола, праща.

Пища. Основа пищи — мясо и жир морских животных. Заготавливалось летом на зиму. Мясо употребляли в сыром, квашенном и полувареном виде. Жир служил приправой к мясу и употреблялся в сырм виде. Сырое мясо ели в свежем или мороженом виде. Квашеное или кислое мясо, хранившееся с весны в мясных ямах, покрывалось слоем зеленой плесени. Его ели с кусками жира в сыром или полувареном виде. Зеленая плесень на старом мясе имеет, по мнению эскимосов, приятный вкус и считается полезной для здоровья — ее не счищали.

Любимое блюдо — свежее китовое сало со слоем хрящевидной кожи. Только в сыром виде. Китовое сало не отдает запахом ворвани тюлени или моржа и имеет приятный сладковатый вкус. Его — без приправ.

Рыба летом — в вареном виде, зимой — в свежемороженом. Но рыбы — меньше.

Часть мяса и рыбы вялили и сушили — дорожная пища.

Растительная пища — как приправа к мясу и жиру. Заготавливали на зиму съедобные листья и корни растений. Листья некоторых растений заквашивались в деревянных сосудах. Летом и осенью — морские водоросли. Из ягод — шикша, морошка, голубика. Ягоды не заготавливали. Не ели совершенно грибов — «чертовы уши» — порождение злых сил.

Блюда по специальной рецептуре: колбаса из оленьего мяса и жира; смесь кишечного оленьего сала с сырым мясом, положенным в брюшину; уха из наважьей икры; сушеное мясо, пропитанное нерпичьим жиром; блюдо из вареных оленьих кишок; колобки из мелко нарубленного мяса и сала (их замораживали и ели — особо любимы); сырая рыбья икра, перетертая с жиром; блюдо из оленьих кишок, сваренных с кровью и оленьим салом; мороженные котлеты из вареной наваги и жира.

Среди азиатских эскимосов был распространен обычай есть содержимое желудка добытого моржа. Содержащиеся в желудке морские моллюски ели тут же при свежевании. Большое лакомство — содержимое желудка оленей, которым угощались у чукчей-кочевников. Там — растительные вещества и минеральные соли, которых недоставало при мясной пище.

Одежда. Одежда была глухой, т.е. без продольного разреза, без застежек спереди или сзади. Все виды одежды — из оленьих или тюленьих шкур. Также раньше шили из птичьих шкурок.

Мужская одежда состояла из двойной или одинарной меховой рубахи, из двойных или одинарных меховых или нерпичьих штанов, короткой обуви с меховыми чулками, рукавиц, головного убора. Нижнего белья не было. Верхняя одежда — мехом наружу, нижняя — внутрь, прямо на тело. От сырости — сверху плащ с капюшоном из моржовых кишок.

Обувь — из камусов.

Женская одежда — меховой комбинезон длиной до колен. Зимний — двойной, летний — одинарный. Внизу по коленками затягивался шнурками. Нательная одежда — узкий кожаный набедренник у взрослых женщин, в котором — в пологе. Женская обувь — с длинными голенищами. Позже — платья — поверх мехового комбинезона.

Головные уборы носили редко. Даже в сильные морозы — с непокрытой головой. Из камусов. У охотников — только макушку головы и уши.

Детская одежда — по типу женского комбинезона, но с зашитыми руками и штанинами. Между штанинами — вырез с клапаном. Внутрь в гигиенических целях — сухой мох или оленья шерсть. Когда дети начинали ходить низ штанишек расшивался.

Социальная организация и семейные отношения.

Первичная ячейка — малая семья — муж, жена, дети. Иногда — престарелые родители, одинокие братья, сестры. Женатые сыновья по достижении зрелого возраста отделялись.

Но еще в 30-х гг. ХХ в. в зажиточных семьях можно было встретить полигамию. Старшая жена — полновластная хозяйка. В ее обязанности — воспитание своих детей и детей младших жен. Младшие жены шили, готовили пищу, выделывали шкуры, свежевали добычу. Жили жены в одном пологе, но каждая имела свое место.

Сложного брачного церемониала не было. Когда в семье — взрослый сын, для него в соседних селения подыскивали невесту — в неродственных семьях. Договариваться с родителями невесты шел сам или страшие родственники. Если родители невесты не возражали, то говорили: «Он уже поженился». Жених в течение нескольких дней или месяцев отрабатывал в доме тестя за жену.

Также обычай брачного договора между двумя семьями. Заключался с момента рождения детей. Если у родителей был мальчик 10-12 лет и в этой семье требовалась молодая работница, то мальчика «женили» на взрослой девушке, которая затем ждала, когда подрастет ее муж.

Действовала экзогамия. Азиатские эскимосы часто брали в жены аляскинских и наоборот.

Обычай обмена женами между «товарищами по браку». Двое мужчин-товарищей на определенное время обменивались женами. Часто — когда одна из жен на последних месяцах беременности — тогда делил ложе с женой своего товарища.

Рождаемость была низкой. в среднем женщины рожали от 3 до 5 детей, многие из которых умирали в раннем возрасте из-за тяжелых условия. Мать кормила ребенка до 3-4 лет, а иногда и дольше, чтобы поставить на ноги.

Религиозные представления. Охотничья магия. Шаманизм.