ФИЗИКА и ТЕОЛОГИЯ

Виртуальная лаборатория

ФИЗИКА и ТЕОЛОГИЯ

  • это игра[1] – “игра с природой”, в которой “природа” предстает как некое “хранилище” нашей же собственной невербализованной информации, а правильно поставленные «внешние» вопрошания позволяют нам, углубляясь в самих себя, «вспоминать» до поры сокрытые «в сердце» нашем структуры, которые со-ответствуют структурам окружающего мира;
  • это выявление тех μετα-φυσι’ческих[2] предпосылок, которые подразумеваются современной физикой; «в наши дни попытки сконструировать образ реальности, свободный от всякой метафизики, больше напоминают попытку построения квадратуры круга», — свидетельствует Б. д’Эспанья; эксперименты же по проверке неравенств Белла знаменуют собой, по его мысли, «первый шаг к возникновению экспериментальной мета-физики»;
  • это поиск интерпретаций παράδόξ’ов[3] квантовой механики и теории относительности; hазумеется, рассматриваемые на уровне рецептурного знания квантовая механика и теория относительности концептуальных проблем не порождают; однако, как отмечает А. Садбери, «нельзя считать правильным, что единственная цель научной теории состоит в предсказании результатов экспериментов. … Предсказание результатов экспериментов – не цель теории; эксперименты лишь позволяют проверить, верна ли теория. Цель теории – познать окружающий нас физический мир»;
  • это поиск fund’аментального[4] параллелизма структур человеческой ψυχη’ки и структур κοσμος’а; «Рано или поздно ядерная физика и психология бессознательного должны будут сблизиться, по мере того, как они, независимо друг от друга и, продвигаясь в противоположных направлениях, будут осуществлять прорыв на территорию трансцендентального: одна – с помощью понятия атома, другая – посредством понятия архетипа, – писал К. Г. Юнг. – …Психе и материя существуют в одном и том же мире, и каждая из них сопричастна другой; в противном случае, невозможно было бы взаимодействие. Следовательно, если бы исследование могло продвинуться достаточно далеко, мы в конце концов пришли бы к согласованию физических и психологических понятий».

С точки зрения христианской традиции возможность постижения тварного мира обусловлена особым местом человека в мироздании: согласно библейскому Откровению, человек, изначально творится Богом в средоточии мира. Состоя из праха земного (Быт. 2, 7), человек собирает в себе все мировые стихии, он есть микро-косм. Оживотворяя человека дыханием Жизни (Быт. 2, 7), дуновением Логоса, Бог влагает мир (евр. олам) в сердце его (Еккл. 3, 11), тем самым соделывая человека существом сверх-природным, макро-космом. Познание природы есть установление со-ответ-ствий между внешним космос’ом[5], и внутренним олам’ом[6], сведение многообразия мира к единству закона, постижение смысла, истории, разумного основания, причин, соразмерности el-em-en’тов[7] мироздания – всего того, что обозначается термином λόγος. Можно сказать, что если физика античности и средневековья устанавливали «поверхностное», «оче-видное» соответствие между внешним и внутренним мирами, если классическая физика прозревала это соответствие на уровне рациональных математических структур сознания, то современная физика продвинулась еще «глубже» — в область структур «пред-сознательных». В этом смысле физика XXI столетия сделала существенный шаг в направлении того способа познания мира, которое, собственно, подразумевается христианской традицией – к познанию мира чрез самого человека. Еще в начале ХХ столетия выдающийся физик XIX века О. Д. Хвольсон, оценивая открывающиеся перспективы новой физики, писал: «Если основы этого учения утвердятся в науке и когда-либо сделаются достоянием всех образованных людей, то это составит такой глубочайший переворот во всех наших основных представлениях, какого еще не было в истории человечества. Он далеко оставит за собою тот переворот, который был вызван переходом от геоцентрической картины мира к картине гелиоцентрической». Изучением христианских корней и эсхатологических перспектив современной науки занимается виртуальная лаборатория ФИЗИКА и ТЕОЛОГИЯ

О чем здесь будет диалог:              

  • о том, что же такое объективирующий метод познания мира, характерный именно для новоевропейской науки;
  • о том, почему объективирующий метод познания сформировался именно на почве европейской культуры, о его исходных предпосылках и методологических пределах;
  • о том, почему именно новоевропейский, а не древнегреческий или древневосточный тип научного знания оказался жизнеспособным и смог породить современную технократическую цивилизацию.
  • о той «непостижимой эффективности математики в естественных науках», которая так поражала Вигнера;
  • о том, что есть бытие? что есть материя? что есть познание и знание?
  • о том, что поскольку человеческое познание есть соотнесение окружающего мира с внутренним миром человека, то всякая попытка полностью исключить человеческую перспективу из нашей картины мира ведет не к объективности, а к абсурду;
  • о том, что «в XX веке язык стал основной темой размышлений не только у таких философов, как Витгенштейн, и физиков, как Бор, занимавшихся ролью языка в человеческом познании, в том числе и научном. Тема языка становится главной и для использующих его и взаимодействующих с ним писателей, что выражено, например, в статьях О. Мандельштама и Т. С. Элиота и в нобелевской лекции Иосифа Бродского. Поэтому, говоря о возможном будущем науки о языке, мы касаемся и важнейших составляющих частей современной культуры и ее вероятных продолжений в следующих за нами поколениях, – отмечал Вяч. Вс. Иванов в своей книге «Лингвистика третьего тысячелетия: вопросы к будущему». – Если Вселенная в целом осознается и описывает­ся нашим разумом, возникновение которого возможно благо даря ее изначальному устройству согласно антропному прин­ципу, то само это описание невозможно без естественного языка и его искусственных аналогов. В этом смысле язык не­обходим для разумного осознания Вселенной, а его осознание становится одной из главных задач науки в целом»;
  • о том, что именно чрез внутреннее человека открывается целостное видение мира, — ведь, согласно библейскому повествованию, человек и был сотворен как посредник между двумя мирами: созданный «из праха земного», он оживотворен божественным «дыханием жизни» (Быт. 2, 7). «Доступ» в это «внутреннее» пространство мы получаем через язык, в котором воплощается дыхание человеческого духа. Язык же по природе своей литургичен – он существует лишь в со-отнесенности с другим – и с Другим. Поэтому «погружение в себя» и освоение своего «внутреннего пространства» возможно лишь в контексте литургической традиции.
  • о том, что фундаментальные структуры психики находят символическое отражение в естественнонаучных построениях; как полагал В. Паули, идеи, связанные с изучением подсознания, должны выйти за узкие рамки терапевтического применения оказать влияние на все естественные науки, изучающие жизнь и все с ней связанное. «Наиболее удовлетворительным, – писал он, – было бы такое положение, когда физическое и психическое можно было бы рассматривать как дополняющие друг друга аспекты одной и той же действительности».

[1] игра тесно связана с богопознанием, что проявляется в родстве и.-евр. *iag- (:*iagos), обозначающего чувство благоговения и священного страха (страха, связанного с загадочностью, непостижимостью почитаемого Субъекта) и религиозного почитания (откуда и греч. άζομαι “благоговеть”, “бояться”, и άγιος, αγνός – “святой”, “посвященный”) с лат. jocus (*iok- : *iek-) – “шутка”, “забава” и, возможно, со слав. *jьg-ra – “игра”

[2] мета-физика – τα μετα τα φυσικα – “то, что идет после физики”, “то, что над-стоит над (или под-лежит под) природой”

[3] пара-докс – “не-имо-верное” – это то, что подводит нас к пределам (παρά) обыденной оче-видности (δόξα)

[4] лат. fundus — “фундамент”, “основание” — восходит к и.-евр. корню *budh- (*bheudh-) — “бездна”

[5] греч. κόσμος – “украшение”, “наряд”, “порядок”, иначе говоря, структура, созерцаемая извне; термин этот происходит от глагола κοσμέω – “украшать”, “приводить в порядок”, “расставлять войско”

[6] евр. ‘olam — “олам”, мир как целостность бытия, происходит от корня ’lm – “быть сокрытым”, “скрываться” внутри чего-либо

[7] el-em-en-tum– сакральная синтагма алфавита – el-em-en-taria, собственно, “буква”, “стихия” – στοιχεί̃ον